Подполковник рассказал о тайной операции в Донецке в начале войны

191

Предатели, переходя на сторону боевиков, покупали их расположение, вливаясь в незаконные вооруженные формирования.

Об этом сообщает издание «Факты«, ссылаясь на слова начальника Центрального отдела полиции Донецкой области подполковника полиции Сергея Бычина.

В начале российской оккупации Донбасса милиция начала эвакуацию оружия, чтобы оно не попало в руки оккупантов.

«Первый этап эвакуации оружия Донецкого горуправления милиции начали сразу после оккупации Славянска бандой российского работниа ФСБ Игоря Гиркина — там около 500 табельных «стволов» оказались у участников пророссийского митинга. Это было оружие из захваченных зданий горотделов милиции и СБУ», — сказал Бычин.

Также он отметил, что свои планы они с коллегами обсуждали в узком кругу.

«Свои планы мы обсуждали в узком кругу. Потому что единого мнения по поводу происходящих событий в Украине и на Донбассе в рядах правоохранителей не было. Некоторые сотрудники милиции переходили на сторону оккупантов. Но среди задействованных в нашей операции предателей не было. Вскоре руководители еще двух райотделов Донецка — Киевского и Куйбышевского — обратились к нам, сказав, что готовы участвовать», — заявил подполковника полиции.
По словам Бычина, руководители Ворошиловского, Ленинского, Калининского, Кировского, Петровского, Буденновского и Пролетарского райотделов Донецка заявили, что сами спрячут свой арсенал до лучших времен.
«В итоге подавляющая часть их табельного оружия на мирную территорию не прибыла. Как и личные дела многих сотрудников. Предатели, переходя на сторону боевиков, покупали их расположение, вливаясь в незаконные вооруженные формирования со «своим» оружием и ценной секретной информацией, например, о том, где находятся личные дела сотрудников милиции, не предавших присягу», — рассказал он.
Кроме этого, Бычин подчеркнул, что найти надежное место для хранения оружия трех подразделений милиции было непросто. В оружейных комнатах хранились несколько сотен пистолетов, десятки винтовок, карабинов, дымовых шашек и автоматов, тысячи патронов и изъятое оружие.
«Себе мы оставили лишь автоматы и пистолеты для оперативных выездов. Ведь в городе, где чуть ли не ежедневно под руководством провокаторов, засланных к нам из соседней страны, происходили массовые митинги, заканчивающиеся захватом административных зданий и потасовками, было опасно», — сказал он.
Работник полиции отметил, что позже удалось все же найти квартиру на окраине Донецка. Он поделился, что по одному пистолету с двумя комплектами боеприпасов сложили в пакеты. Каждый пакет получился примерно по килограмму весом. Затем погрузили их в мешки для круп.
«Вывозили оружие из горуправления, а также из Киевского и Куйбышевского райотделов ночью, подогнав легковые автомобили впритык к зданиям со стороны внутреннего двора. Следили, чтобы поблизости не было лишних глаз», — сказал Бычин.
По его словам, на квартире установили круглосуточное дежурство.
«После того как в начале мая 2014 года участники пророссийского митинга осадили здание городского управления милиции, мы убедились в том, что все сделали правильно. Сообщили зачинщикам штурма: наша оружейная комната пуста. В здание все участники митинга тогда не прорвались», — рассказал полицейский.
Он пояснил, что осенью 2014 года арсенал не забрали из оккупированного Донецка.
«Как оказалось, нам предстояло еще два этапа операции. После первой попытки штурма здания горуправления милиции мы поняли: оружие пора вывозить из Донецка. Понимали, что город в любой момент может постигнуть судьба Славянска, который с 12 апреля по 5 июля 2014 года был оккупирован. На трассах Донецкой области тогда уже начали появляться блокпосты боевиков», — поделился подполковник.
Он признался, что неподалеку от Донецка еще нашли хатку в неоккупированном селе. Груз провозили через блокпосты террористов, миновать которые было уже невозможно.
«Вперед шла пустая машина. Если она проезжала без проблем, в следующей вывозили часть оружия. Пришлось сделать несколько ходок. Боевикам показывали свои служебные удостоверения, общались с ними. Они укоряли нас в том, что мы не воюем, говорили: «Много людей уже приехали из России за вас воевать, а вы сидите сложа руки. Вам не стыдно?» Мы отвечали: «А с кем воевать? На нас никто не нападет. За что воевать? Вот «референдум» прошел, после которого, как говорили его устроители, Донбасс станет Россией. Но этого не произошло. Значит, или вы обманываете людей, или вас обманывают», — отметил он.
Полицейский рассказал, что общаться с захватчиками приходилось постоянно, так как они регулярно штурмовали административные здания и похищали людей, в том числе сотрудников милиции. Освобождать заложников удавалось только путем мирных переговоров или хитростью. Применение оружия милицией тогда могло стать сигналом к масштабной провокации.
«Когда мы завершили второй этап перемещения оружия, то поняли: если бы хватились на неделю позже, могли бы уже не успеть. Донецк с каждым днем все плотнее погружался в оккупацию. Вскоре «антимайдановцы» начали стрелять…», — рассказал Бычин.

Share
error: Content is protected !!