«Порошенко уже отдал стране в ДВА раза больше, чем получил от «Рошена». И на политическую рекламу Порошенко тратит собственные средства, в отличие от других», — Олена Монова

Олена Монова

Есть у нас несколько словоформ и лингвистических конструкций, употреблять которые можно (и должно) с естествоиспытательской целью — это «фабрика», «офшоры» и «слепой траст».

И если вы давно не проводили экспериментов in vivo, а очень хочется, то вы можете взять из вивария подрощенного половозрелого ховраха за волохатую дупу, зафиксировать в пространстве, а потом четко проговорить ему прямо в усы «фабрика» — он сначала дернется, запустит глаза под лоб, потом покроется хлопьями пены и бодро гаркнет в ответ «липецкая!»

Можно, в принципе, сделать контрольный в голову и так же четко проговорить «офшоры», после чего ховрах взвизгнет «Порошенко!» — и впадет в кататонию. Можно сделать, но мы не будем, ведь мы же не живодеры.

Со слепым трастом вообще интересная история. Еще на том этапе, когда липецкая фабрика™ была передана в управление Ротшильдам, в слепой траст, у необычных людей запаяло синапсы наглухо, и с тех пор они в сознание не приходили.

Ховрахов рвало в шмаття (да и сейчас рвет) от сочетания «слепой траст» почище, чем от противотанковой гранаты. А на фамилии «Ротшильды» они вообще потеряли связь с реальностью и со словами «ну конееееечно» пошли искать связь Рошена с масонами. Скорее всего, нашли, они старательные, но я уже не интересовалась.

Но мне кажется, пора бы уже объяснить испытуемым, что такое траст вообще, и почему он слепой. Я понимаю, что необычным людям по большому счету не нужны ответы на многочисленные почему, потому что если будут ответы на все вопросы — о чем тогда ныть?
Но уже ладно, раз собралась.

Итак, траст. Или доверительное управление, если другими словами. Вид имущественно-правовых отношений, который давно распространен и успешно используется во всем мире, однако в наших палестинах почему-то вызывает брожение умов. Хотя это на самом деле просто и во многих случаях удобно.

Траст по своей правовой природе — это соглашение (трастовый договор), в рамках которого одно лицо (учредитель или донор) передает другому лицу (управляющему) право распоряжаться (в соответствии с пожеланиями учредителя) определенной собственностью в интересах третьих лиц либо самого же себя (бенефициаров).

В управление могут передаваться наличные деньги, движимое и недвижимое имущество (в том числе находящееся в совместном владении), ценные бумаги, интеллектуальная собственность, страховые полисы (пенсионные и медицинские) и другие имущественные права.

Особенность траста в том, что имущество, переданное в траст, с момента передачи не принадлежит ни учредителю (он утрачивает право собственности на него с момента передачи управляющему), ни управляющему (он только лишь управляет этим имуществом и есть формальным владельцем титула на имущество), ни бенефициарам. До самой даты прекращения траста. То есть можно сказать, что траст сам по себе является самостоятельным владельцем.

Услуги управляющего оплачиваются в основном в виде процентов от полученной прибыли. То есть управляющему выгодно не сидеть на трасте на жопе ровно, а делать так, чтобы активы, попавшие в его управление, приносили прибыль. Запомнили? Тогда поехали дальше.

Одной из форм доверительного управления имуществом есть так называемый слепой траст (blind trust), когда доверенные лица (или управляющие имуществом) имеют полную свободу действий касательно активов, попавших в их управление. А бенефициары не имеют никакой информации об активах траста и не имеют права вмешиваться в работу управляющих.

Это именно та форма траста, которая часто используется политиками во избежание обвинений в конфликте интересов. И это именно та форма траста, к которой прибегнул Порошенко, отдав в управление Ротшильдам корпорацию «Рошен» после того, как в результате длительных поисков покупатель так и не был найден. Кстати, этот договор — первый и пока единственный случай использования международного опыта передачи компании в доверительную собственность в Украине.

И Ротшильды, конечно же, не сидели на жопе ровно на условном мешке с баблом, переданным им в управление. Они все эти годы ЗАСТАВЛЯЛИ ЭТИ ДЕНЬГИ РАБОТАТЬ. Работать и приносить прибыль. На то они и Ротшильды. Ведь мы же помним: проценты от полученной прибыли — булка с маслом для управляющих имуществом, находящимся в трасте.

А теперь, собственно, к тому, что нашими недорогенькими наверняка будет подано как зрада космической мощи (барыга богатеет, нажива на войне, азазазаза!), а вменяемые люди увидят лишь грамотное помещение своего годами развиваемого бизнеса в надежные руки.

Трастовый управляющий Rothschild Trust (Schweiz) рассмотрел результаты многолетней деятельности по управлению корпорацией «Рошен» и впервые за три года принял решение перечислить Петру Порошенко долю прибыли в размере 556,7 млн грн. Это решение было принято в соответствии с трастовым договором, который был заключен в 2016 году и лишил Порошенко любого права на участие в управлении «Рошен».

Сведения о полученной сумме Петр Порошенко подал в Единый государственный реестр деклараций. В установленный действующим законодательством срок он заплатит в бюджет 60 млн гривен налога на доходы физических лиц, из них 8 млн гривен составит военный сбор.

Итак, что мы имеем на выходе. Более трех лет Порошенко не получал никаких дивидендов от предприятий, конечным бенефициаром которых он является. Сейчас он получил чуть более полумиллиарда гривен (хороший подарок под елочку, то есть к старту предвыборной гонки, Петр Алексеевич, давайте уже стартовать официально), сразу их задекларировал, с них будут уплачены все налоги и сборы.

При этом за годы с 2014 по 2018 включительно общая сумма расходов личных средств Порошенко на благотворительность и укрепление обороноспособности страны превысила 1 млрд 200 млн гривен (из них на армию свыше полумиллиарда).

То есть он уже отдал стране в ДВА РАЗА БОЛЬШЕ, чем получил. Среди получателей средств детская больница «Охматдет», Институт сердца, Центр детской кардиологии и хирургии, Национальный институт рака, Театр на Подоле и многие другие проекты.

А еще Порошенко на собственные деньги как физическое лицо купил две квартиры в Кропивницком. И тоже подал сведения о них в электронный реестр. Купил не потому, что ему королевство маловато и разгуляться негде, а потому, что в тот же день подарил эти две квартиры семьям двух военнослужащих ЗСУ. Старшина Сергей Глондар и младший сержант Александр Кориньков попали в плен в 2015 году во время боев за Дебальцево.

Вытащить их оттуда пока не удается, невзирая на титанические усилия всей команды. Семьи бойцов находились в очень сложных жилищных условиях, о чем Порошенко узнал в свой очередной приезд к бойцам ССО. И пообещал решить то, что он в силах решить. Обещанное выполнил, семьи теперь с квартирами, причем избавлены от уплаты всех пошлин и сборов, за них это сделал Порошенко.

И на политическую рекламу Порошенко тратит собственные средства, в отличие от многих других политических сил, которые оплачивают ролики и борды за счет бюджета или вообще не могут объяснить источников поступления денег.

Ну а теперь, конечно, можно побаловать своего внутреннего люмпена и придумать очередную очень сміщную шутку про слепой траст.

Слепоооой, гыгыгыгы

Но вы же не такие, я знаю.

Джерело

Share
error: Content is protected !!