Зеленскому не удастся «сшить» страну, его избирателей ждет раз0чарование, — Павел Казарин

За тем, как в Украине меняется власть, следит весь мир. Ведь впервые на высший пост в стране избран кандидат, который никогда не был ни политиком, ни чиновником. О том, почему это произошло, написано и сказано немало. Нынешнюю президентскую гонку еще долго будут изучать политтехнологи, социологи и психологи.

Но, по сути, предвыборные перипетии уже в прошлом. Сегодня миллионы украинцев волнует главный вопрос: куда и как собирается вести Украину ее шестой президент? Увы, пока внятного и сколь-нибудь детального ответа на него мы не получили. А те немногочисленные интервью, которые дают Зеленский и его товарищи, не только не вносят ясность, но и порой порождают вполне обоснованную тревогу.

О том, что ждет Украину в ближайшее время, «ФАКТЫ» поговорили с известным публицистом Павлом Казариным. Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, каких изменений в экономике ждать украинцам после смены главы государства.

«Зеленский не мешал избирателям себя придумывать, поэтому за него голосовали люди с самыми разными ожиданиями»

— Павел, в популярной песне лидера «ДДТ» Юрия Шевчука есть такие строки: «Что же будет с Родиной и с нами?» Давайте поговорим именно об этом. Вы недавно написали: «При описании Владимира Зеленского впору цитировать Сократа. Мы знаем о новоизбранном президенте лишь то, что ничего не знаем. Эта мхатовская пауза позволила ему выиграть выборы, но рано или поздно шестой президент Украины вынужден будет заговорить. И в этот момент мы узнаем, под каким именно колпачком все это время был шарик». Оправдает ли Зеленский надежды украинцев? Прежде всего тех, кто за него голосовал.

— Мы не знаем, оправдает ли он надежды, потому что эти надежды очень разные. Киевский международный институт социологии изучал электорат разных политиков. Так вот, у Владимира Зеленского электорат очень раздроблен в своих ожиданиях. Примерно 55 процентов его избирателей хотят евроинтеграции и НАТО, порядка 35 процентов — дружбы с Россией и примирения с Москвой, 47 процентов — свободного рынка, а 41 процент — государственного регулирования.

И так по всем остальным принципиальным вопросам.

Зеленский не мешал избирателям себя придумывать, поэтому за него голосовали люди с самыми разными ожиданиями. Эти ожидания не могут быть удовлетворены просто потому, что они разнонаправленные. Какую бы стратегию Зеленский ни выбрал, в любом случае это оправдает надежды одних и разочарует других. Поэтому то самое ситуативное большинство в 73 процента, которое поддержало Владимира Зеленского во втором туре президентских выборов, обречено разочароваться. Единственный вопрос в том, кто именно почувствует себя обманутым — те, кто хотел в Европу, или те, кто стремился в Россию; те, кто хотел снижения тарифов, или те, кто хотел экономических реформ.

Мы можем говорить уверенно лишь об одном: все довольными не будут. Просто потому, что каждый, кто голосовал за Владимира Зеленского, голосовал за что-то свое. И эти ожидания друг с другом не способны сочетаться, подобно тому, как не способны притягиваться однополюсно заряженные магниты.

— Период формирования властных структур займет не одну неделю. Может ли Путин воспользоваться этой паузой, чтобы нанести очередной удар?

— Война и российская агрессия никуда не делись и никуда не денутся, независимо от того, кто бы ни оказался в Украине у власти. По одной простой причине: сценарии мира — то, как мир видят в Украине, в Европе и в России, — очень разнятся. Европа видит мир, как возвращение в некий 2013 год, когда войны нет, не нужно забивать голову санкциями, проблемами Крыма и Донбасса, зато можно торговать с Россией и инвестировать в совместные проекты.

А Владимир Путин в 2013 год возвращаться не собирается. Он хочет переиграть 1991-й. Если Европа мечтает об обнулении последних пяти лет, то Путин — об обнулении последних 28 лет. И, разумеется, кто бы ни оказался у руля в Украине, эти реваншистские настроения в бывшей метрополии никуда не исчезнут. Любого президента Украины Кремль обязательно будет проверять на прочность, будет искать его уязвимые точки, адаптировать свою стратегию по дестабилизации Украины под актуальные обстоятельства.

Так что у меня нет иллюзий по поводу того, что Владимир Зеленский сможет каким-то образом договориться с Кремлем. Наоборот, Кремль будет повышать уровень эскалации в Украине, чтобы пророссийские избиратели в октябре проголосовали не за президентскую партию «Слуга народа», а поддержали партию Виктора Медведчука или других украинских политиков, которых честнее называть российскими.

— Какие уязвимые точки Зеленского?

— Он человек без опыта работы в государственной архитектуре. Все предыдущие политики, которые побеждали на президентских выборах в Украине, даже если числились в оппозиции, все равно имели опыт соприкосновения с государственными структурами. Леонид Кучма был премьером у Леонида Кравчука. Виктор Ющенко на момент своего избрания на президентский пост успел побывать в кресле главы Национального банка и премьер-министра. Петр Порошенко до избрания работал министром и секретарем Совета национальной безопасности и обороны.

У Владимира Зеленского такого бэкграунда нет. Государственные структуры — вещь довольно специфическая, нужно понимать, как плавать в этом административном водоеме, что такое сложные коалиции, на которые неизбежно должен идти любой политик.

Мы не очень понимаем, насколько велика кадровая скамейка запасных у новоизбранного президента. А самое главное — не понимаем, кто является инвесторами общества с ограниченной ответственностью «Владимир Зеленский», не знаем, сколько акций в этом ООО у каждого держателя портфеля, где заканчивается Владимир Зеленский и начинаются его инвесторы и какими дивидендами он собирается расплачиваться с теми, кто помог ему победить на президентских выборах. Это все создает довольно большое пространство неопределенностей. Думаю, что ответы мы будем получать как минимум в течение ближайшего года.

«Нам предстоит год, который „заминирован“ самыми разными вызовами, обстоятельствами и неизвестными»

— В недавнем интервью Игорь Коломойский уверенно заявил, мол, никакого передела собственности не будет. На ваш взгляд, такое может случиться?

— Все зависит от того, будет ли достигнут консенсус между ключевыми финансово-промышленными группами об их собственном будущем, будет ли между ними заключен некий пакт о ненападении и о взаимном нейтралитете.

Что касается передела должностей, то тут Игорь Коломойский может говорить все что угодно. Но реальность, которая будет складываться в Украине в течение ближайшего года, зависит не только от желаний конкретного Игоря Валерьевича. Он может, например, заявлять, что видит Арсена Авакова в кресле главы Министерства внутренних дел. Но кто будет главой МВД, зависит не от его слов, а от итогов парламентской гонки, от того формата коалиции, который будет создан, от того, с какой политической силой Арсен Борисович пойдет на выборы, войдет ли эта сила в коалицию, станет ли выдвигать его в качестве претендента на пост министра внутренних дел и согласятся ли с этим другие члены коалиции.

В свое время Аваков возглавил МВД, потому что в прошлой коалиции он многими воспринимался как «равноудаленный» игрок. После интервью Коломойского Арсен Борисович уже не будет восприниматься так. Возможно, именно поэтому коалиция, которая появится в том или ином виде после парламентских выборов, может не захотеть его делегировать на этот пост.

Точно так же и во многих других вопросах желания Игоря Валерьевича не определяют архитектуру нашего будущего. Его определяют те или иные обстоятельства, на которые никто повлиять не может. Например, Украина должна выплатить несколько миллиардов долларов — обязательства по внешним займам. Это скажется на экономике, макроэкономической стабильности и на возможностях, которые будут у исполнительной власти.

Мы осознаем, что у нас есть риски, связанные с российской агрессией, и они никуда не исчезали. Кремль может в любой момент пойти на эскалацию любого формата.

Есть риски, связанные с парламентской кампанией. Мы до сих пор не понимаем, по каким правилам эта гонка пройдет: будет ли принято новое избирательное законодательство, будет ли снижен проходной барьер, сколько партий окажутся в новой Верховной Раде, насколько популистскими будут их тезисы, какие партии появятся на политическом небосклоне до октября. Понятно, что, кроме партии нового президента (условной партии «Слуга народа»), появится еще и несколько других. Как они будут конкурировать между собой, как будут распределяться голоса, как быстро украинский избиратель будет разочаровываться во Владимире Зеленском — это далеко не полный список вопросов.

Я просто напомню, что у каждого политика есть так называемый медовый месяц, который растягивается на несколько месяцев после избрания. А потом у избирателей начинают нарастать скепсис и разочарование.

Нам предстоит год, который «заминирован» самыми разными вызовами, обстоятельствами и неизвестными. И думать о том, что сегодня кто-то в Украине четко знает, как будет выглядеть страна в мае 2020 года, было бы несколько наивно.

«Если Зеленский решит реализовать повестку „холодильника“, то это тот сценарий, который наиболее опасен для страны»

— Как вы себе представляете переговоры Зеленского и Путина один на один, учитывая, насколько нервно Зеленский реагирует даже на вопросы журналистов, выкрики толпы и реплики в соцсетях?

— Зеленский является новичком в политике. У него нет соответствующего дипломатического, кадрового, бюрократического опыта. Ему придется очень быстро этот опыт обрести. У него просто нет другого выбора. Международные визиты, дипломатические встречи на самых разных уровнях, переговоры об экономике, оккупированных территориях, судьбе страны и так далее — их же никто не отменит.

Проблема Зеленского, на мой взгляд, заключается в следующем. Очень часто человека из шоу-бизнеса на протяжении всей его карьеры окружают люди, которые восхищаются его талантом и результатами его труда. А вот политиков окружают люди, которые часто говорят им максимально неприятные вещи. Неизбежная необходимость для любого политика в Украине — быть довольно толстокожим человеком. Потому что украинская политическая традиция состоит в том, чтобы не любить политиков. И для того, чтобы выдерживать вал этой окружающей нелюбви, нужно быть психологически и эмоционально довольно устойчивым. Мне кажется, что в подобных ситуациях Владимиру Зеленскому оказываться еще не приходилось. Насколько ему удастся совладать с самим собой прежним — это вопрос, которым все задаются, но на который ни у кого нет ответа.

— Вы недавно написали, что, цитирую: «Новый президент обречен оказаться на былинной развилке с тремя сценариями. Два из которых убьют его рейтинг, а третий — страну». И дальше развили: «Первый сценарий — стать президентом войны. Второй сценарий — президентом борьбы с коррупцией. Третий сценарий — президентом «холодильника». Объясните это.

— Мы уже говорили о том, что электорат Владимира Зеленского очень раздроблен, что он хочет разного. После инаугурации на какую-то часть этого электората Зеленскому придется опереться, то есть чьи-то ожидания обмануть, а чьи-то, наоборот, оправдать. Остается догадываться, чьи именно желания он захочет оправдать, а чьи нет.

Очень большая часть избирателей во втором туре голосовала за Зеленского в том числе по мотивам, скажем так, «холодильника», потому что повестка зубожіння, повестка низких тарифов и высоких зарплат активно продвигалась в Украине на протяжении последних нескольких лет. Зеленский обречен был стать заложником этих ожиданий.

Но с его стороны было бы величайшей ошибкой думать о том, что он эту повестку сможет воплотить в жизнь. По одной простой причине: за чей счет должен быть этот банкет? Если население не готово платить рыночные тарифы, то, получается, что эту разницу нужно компенсировать из бюджета, а деньги на эту самую компенсацию не получится взять у Запада, поскольку Запад не станет спонсировать украинский аттракцион невиданной щедрости. Зато этот аттракцион может проспонсировать Москва.

Мы это в прошлые годы неоднократно наблюдали. Когда Москва выторговывала себе разнообразные политические преференции в обмен на скидку на газ. Представьте, что Кремль предложит сейчас новоизбранному президенту Украины: «Мы будем продавать вам газ по ценам ниже рыночных, что позволит вам снизить тарифы и продлить „медовый месяц“ избирательских ожиданий, а вы в обмен сворачиваете вот эти реформы». Со стороны Зеленского было бы глубочайшей ошибкой на это соглашаться. Ведь торговля с Москвой — это всегда токсичная история. Москва неизменно подчиняет свою экономику политическим задачам, заставляя соседей подчинять свою политику задачам своей экономики. Она готова идти на определенные экономические уступки для того, чтобы в рамках этих пакетных соглашений продавать соседям еще и пространство политической коррупции, какие-то обязательные компромиссы, которые она от них будет требовать.

Так что если Зеленский решит реализовать повестку «холодильника», то это тот сценарий, который наиболее опасен для страны.

— Учитель истории Голобородько из сериала «Слуга народа» быстро и эффективно «сшил» страну. Удастся ли такое президенту Зеленскому?

— Думаю, что нет. Потому что, повторю, люди хотят разного. Кто-то хочет Европу, кто-то — Россию. Одни выступают за государственное регулирование, другие — за свободный рынок. Кто-то — за «традиционные» ценности, а кто-то — чтобы государство не заглядывало в пространство личной жизни человека. Одного устраивает государство-отец, которое будет заботиться о нем, оберегать и перераспределять большое количество денег через бюджет при помощи налогов, а другого — государство — ночной сторож, которое станет лишь следить за соблюдением правил игры.

Да и люди очень разные. Если вам удалось «сшить» страну по какому-то одному критерию — это не означает, что ее удается «сшить» по всем остальным. Кроме того, признак нормальной демократической страны в том, что ее граждане не ходят строем и голосуют за разное. И то, что пешеходы всегда будут за увеличение тротуаров, а автомобилисты — за расширение проезжей части, вполне естественно. Тут нет никакого противоречия.

Поэтому нужно понимать, что мечта многих о том, что какому-то политику удастся «сшить» страну и превратить ее в нечто однородное, одинаково счастливое, — это мечта о диктатуре. Ведь только диктатуры превращают столь разнонаправленное, разномечтающее и разножелающее общество в некий забетонированный армейский плац.

— Каков, на ваш взгляд, самый худший сценарий развития событий?

— Таких сценариев много. Один из них — «венесуэлизация» Украины. Когда политический популизм доходит до того, что начинается галопирующая инфляция и страна уходит в пике. Может случиться и реванш антиукраинских сил. Причем они сознательно могут не трогать, например, какие-то символические вещи (типа декоммунизации), но повернут все вспять в экономике (независимость Нацбанка, эффективная работа «Нафтогаза» и так далее). Потому что эти моменты массовому избирателю непонятны. Он за них не пойдет на Майдан. Но разрушение этих реформ приведет к тому, что наша страна просто потеряет впустую еще несколько лет. Как минимум.

Источник

Share
error: Content is protected !!